Стань участником проекта Народный продюсер!

Народный сайт Александра Маршала: Хроники полётов

1998 : 1999 : 2000 : 2001 : 2002 : 2003 : 2004 : 2005 : 2006 : 2007 : 2008 : 2009 : 2010 : 2011 : 2012 : 2013 : 2014
Знаешь интересную статью, которой здесь нет? Пиши в гостевую (слева на главной странице) или присылай на почту: site@a-marshal.ru

"Детали" с Тиной Канделаки - 30.08.2005

Скачать видеозапись можно в разделе "Файлы".

— Сегодня у меня в гостях генеральный продюсер радиостанции "Диско"... я ничего не путаю?

Дмитрий Широков: Ну, сейчас она будет называться совсем по-другому. А там я уже не работаю.

— Потому что ты новую радиостанцию делаешь?

Д.Ш.: Совершенно верно.

— Но Дмитрий Широков, тем не менее. Тебя не уволили, ты не безработный, и у тебя все хорошо?

Д.Ш.: Да-да. Все там же. В том же холдинге, просто немного другое направление.

— А ты по-прежнему поешь? Александр Маршал!

Александр Маршал: Да, стараюсь. Ничего не изменилось.

Д.Ш.: Перестал играть на свадьбах...

А.М.: Я никогда в жизни не играл на свадьбах.

— А сейчас, за большие деньги? Я не слышу ответа...

А.М.: Тина, сегодня ты не услышишь ответы на многие вопросы. Я знаю, что ты будешь спрашивать о вещах, на которые у меня просто нет ответа.

— Тогда я с них и начну. Как ты думаешь, почему Дмитрий Широков не похудел?

Д.Ш.: Что значит: "не похудел"? Я скинул 15 килограммов!

— Серьезно?

А.М.: Хорошего человека должно быть много.

— Когда ты поправишься на 30 килограммов, мы тогда и поговорим.

Д.Ш.: Я в эти джинсы не влезал ещё весной!

— Ну серьёзно.. я смотрю на тебя и не понимаю - ты побрился, и то ли как-то щёки округлились, толи ты скинул, и решил побриться, чтобы была видна худоба…

Д.Ш.: Я бороду не подстриг. Она просто удлиняет.

— А, да, я понимаю, да. Так на 15 килограмм похудел?

Д.Ш.: Да, летом…

— И будешь стремиться далее к идеалу Александра Маршала?

Д.Ш.: Да я не стремлюсь, я случайно..

А.М.: Мне до идеала далеко, потому что я бы с удовольствием сбросил килограммов 5.

— Серьёзно? Сидит красавец и говорит - "мне до идеала далеко, я бы ещё скинул 5 килограмм…", ну совесть поимей, посмотри на нас с Димой!

Д.Ш.: Да!

А.М.: Почему "На нас с Димой"?

— Потому что я, как женщина, все время нахожусь в тяжелом состоянии похудения и диет, а Диме надо еще чуть-чуть.

А.М.: Да? Постоянно у тебя это состояние?

— Естественно, как же. Потому что я полнею, поправляюсь, я хочу нравиться мужчинам!

А.М.: Так, секунду… Ты замужем - раз…

— Да…

А.М.: …у тебя дети! Ну сколько можно…

— Ну и что, что я замужем и у меня дети? Я хочу нравиться мужчинам.

А.М.: Нам нравишься.. ты нам нравишься.

— Тебе женщины нравятся? Тебе женщины, помимо жены, нравятся?

А.М.: Да…

— Да-а-а?

А.М.: Почему нет, я что…

— Серьёзно? Ну вот видишь! Так и мне нравятся мужчины.

А.М.: Ну, кстати, у меня есть рецепт насчёт диеты очень хороший…

— Ты сейчас его расскажешь. Добрый вечер, здравствуйте!

Звонок зрителя: Добрый вечер, меня зовут Надежда.

— Надежда, к кому у вас вопрос?

Звонок зрителя: Вопрос вот к этому замечательному парню в синей рубахе.

Дмитрий Широков машет руками.

— Это Дмитрий Широков.

Звонок зрителя: Да, это Дмитрий Широков.. Вот так махни ещё разок, это Новосадович.

Д.Ш.: Здравствуй, Наденька!

Звонок зрителя: Здравствуй, Димка, очень рада за тебя, рада тому, что ты наконец-то делаешь что-то уже своё, скажи, пожалуйста в трёх словах концепцию нового радио, я думаю, нам всем интересно, что это будет за проект.

— Спасибо вам большое.

Д.Ш.: Наденька, ну не хотелось бы говорить очень много, и…

— Это твои подготовленные слушатели, я так понимаю?

А.М.: А ты не знаешь, что ли, Надю Новосадович?

— Нет, не знаю такой…

Д.Ш.: Уникальный музыкант, человек, который сочинил, к примеру… Она была у меня на программе, когда я вёл.. ну, был ви-джеем телеканала одного музыкального, она сочинила, в частности, чуть ли не целый альбом для Лаймы Вайкуле…

— Да ладно!? Надя, извините, тёмные, извините…

Д.Ш.: … пишет песни для продажи, а сама поёт - вот сумасшествие, она пела вот цыганские песни, ощущение - что всю жизнь этим занималась. Она пела рок-н-ролл, ощущение… ну, в общем, очень талантливая…

— Объясни мне: вот "Русские песни" радио будет называться…

Д.Ш.: Радиостанция, да, которая будет называться "Русские песни", она чуть позже выйдет в эфир, и не хотелось бы выдавать…

— Ну вот я знаю, что есть "Русское радио", "Русское радио", которое слушала, слушает и будет слушать вся страна…

Д.Ш.: У нас будет хорошее радио…

А.М.: "Русское радио"-2…

— "Русское радио" - 2, "Радио для русских" было… которое быстро перешло…

А.М.: Да??? Не слышал такого…

Д.Ш.: Оно быстро стало "Тройкой".

— …оно быстро стало "Тройкой".

Д.Ш.: Шикарный слоган был, э-э… "Радио для русских"… "Новое русское радио"… "Новое радио для русских"…

— Нет, подожди, оно вышло как "Радио для русских", потом прошёл день, и на второе утро услышала как "Радио для русских… и не только!"

Д.Ш.: Видимо, за этот день все "не только" проснулись и задали вопросы…

— …за что, и на третий день оно стало "Тройкой". Вот, поэтому интересно, что нового ты можешь предложить?

А.М.: Нет, на самом деле там будет…

Д.Ш.: А мы предложим… Ну, не хочется выдавать, ещё раз говорю, козыри.

— Серьёзно? Боишься, что идеи украдут?

Д.Ш.: Конечно!

— Да? Вот Маршал сразу побежит на "Русское радио", расскажет, и будет "Русское радио"-3.

А.М.: Я побегу???

— Не зна-а-аю… Может быть, ну не меня же Дима боится.

Д.Ш.: Нет, у нас будет интересная, хорошая станция, для… ну, в общем… Наде будет интересно слушать - вот это точно.

— Маршал петь там будет? Главное.

Д.Ш.: Будет, конечно.

А.М.: Уау. Уау.

Д.Ш.: К творчеству Александра я отношусь с большим пиететом.

— А Маршал… вот не поверите, я, честно, два дня назад не знала, что ты сегодня придёшь в "Детали". И я просто дома роюсь в визитках, роюсь в своих вещах…

А.М.: Никого не трогаю…

— …никого не трогаю, и нахожу тебя, нахожу визитку, которую ты мне лично подарил чуть ли не на дне рождения Кристины Орбакайте, когда я, маленькая девочка, подходила и брала у тебя интервью… на которой группа "Парк Горького".

А.М.: У меня никогда не было визиток.

— Была! Вот помнишь, где у вас чёрно-белая фотография, вы, все четверо красавцев…

А.М.: Так это просто фотография…

— Да, ну и там вот телефон… Ты, худой… Нет, ты, такой же прекрасный, но с длинными волосами, какой-то такой вот с паволокой в глазах…

А.М.: Так…

— …нет, не блондин тогда ещё, думаю, нет, не блондин, тогда всё-таки шатен больше, вот… и я тебя вспоминала…

Д.Ш.: (глядя на седину соседа): Ты покрасился?

А.М.: Нет, меня жизнь покрасила.

— Просто менялся, разные страны… Америка…

А.М.: Нет, жизнь делает своё дело.

— Америка, Россия, воздух влияет по-разному… Я подумала…

А.М.: Тина, а я помню ещё другой случай, когда у нас была пресс-конференция в "АИФ", и…

— Угу, и я опять пришла?

А.М.: Нет. Ты сидела напротив и всё время так на меня смотрела, и я тоже на тебя смотрел, вздыхал…

Д.Ш.: А кто-нибудь вопросы задавал или отвечал?

А.М.: Нет, она ничего не задавала, она просто смотрела, и я смотрел…

— Нет, я просто пришла посмотреть и повздыхать на Маршала.

Д.Ш.: Кстати, будешь смеяться, когда Маршал приходил ко мне в программу…

— Ты тоже вздыхал!

Д.Ш.: …на телеканале у меня редакторы просто… Там были девушки, они не вздыхали, они затаили дыхание, и с придыханием говорили…

— Так им нравился Маршал… Сейчас я продолжу эту тему. Добрый вечер, здравствуйте, как вас зовут?

Звонок зрителя: Здравствуйте, меня зовут Ксения, у меня вопрос к Александру Маршалу. Он просто из Краснодарского края, очень интересно, конкретно откуда? - я просто родом тоже оттуда…

А.М.: Гм…

Звонок зрителя: И - трудно было вам пробиваться в Москве? Потому что мне, допустим, очень было трудно… Как вам?

— Спасибо вам за вопрос!

А.М.: А знаете.. я просто не знаю, откуда вы конкретно, но я родился действительно в Краснодарском крае, где служил мой отец. Такой маленький городок, который называется Кореновск. Я родился в роддоме, который содержал сахарный завод… (странно смотрит на Широкова)

Д.Ш.: Чего ты на меня-то смотришь? При словах "сахарный завод"?

А.М.: Поэтому я люблю сгущенное молоко и все сладкое…

— Сладкий мальчик потому что…

А.М.: Какой? Никакой не сладкий… в общем, люблю сладкое…

— Не надо этого стесняться… Тем более не полнеешь - хорошо!

А.М.: Да полнею! Кстати, что касается…

— Так, Краснодарский край, дальше?

А.М. (повернувшись к Широкову, тихо): Невозможно уже…

Д.Ш.: Про завод сахарный давай!

— В Москве тяжело было?

А.М.: Вы знаете, я считаю что ситуация такова, что после того, когда… закончилась эпопея с группой "Парк Горького", вернее, я ещё работал в "Парке Горького", но уже начал сольную карьеру… Я считаю, что я успел вскочить на последнюю подножку уходящего поезда. Сейчас я просто не представляю, что нужно сделать исполнителю, чтобы стать известным, популярным, так сказать, чтобы его песни любили. Потому что, во-первых, это стоит очень дорого. И вот сейчас…

— Ну, пошел бы на "Фабрику звезд".

А.М.: Что значит "пошел"?

— Как, пошёл бы на кастинг.

А.М.: Не возьмут!

— Почему, возраст?

А.М.: Меня???

— Да нет, я имею в виду - того, кто не вскочил бы на эту подножку…

А.М.: У меня это удача чистой воды.

— А, кстати, почему никто из ребят не… Ты, кстати, не думал про это - вот приходил парень, у вас был, блондин такой невысокий, такой самый маленький…

А.М.: Ян?

— Ян, да. Он директор певицы какой-то.

А.М.: Ну хорошо.

— Я удивилась. Но вообще ты из ребят единственный поешь на сцене.

А.М.: Я директором не могу стать, потому что мне в офисе хочется спать. Я прихожу в офис, компьютер там, мне хочется хр-р-ррр… Я не могу.

(Широкову): Вот сейчас странный вопрос, но ты продюсер, ты артистов чувствуешь, группы чувствуешь… Когда ты понял, что группа "Парк Горького" закончилась, ты сразу понял, что Маршал - тот человек, который останется на сцене?

Д.Ш.: Ты знаешь, я этого не очень понял. Когда Саша сольно запел рок-вещи...

— Он тебе понравился? Cольно?

Д.Ш.: Там была сложная ситуация, потому что было сделано очень сильно, очень хорошо. Но, на мой взгляд, главная удача - когда у Сани появился автор, который написал серию альбомов, которые выстрелили так! Это те альбомы, за которые тебя и награждали, насколько я понимаю…

— А всё остальное вы узнаете буквально через несколько минут, сразу после рекламы.

 

— В прямом эфире программа "Детали", вы можете позвонить прямо сейчас, настоящие мужчины - как это приятно вечером! - Дмитрий Широков, Александр Маршал… Нет, ну а что вы смеётесь? Я, например, знаю людей в шоу-бизнесе, которые составляют списки и говорят, что мы, там… последние пять мужчин на эстраде.

А.М.: Ух-ты…

Д.Ш.: Нельзя озвучить?

— Их имена и фамилии?

Д.Ш.: Да, ну просто интересно.

А.М.: Не, ну, это необязательно…

— Кто самый настоящий мачо, сексуальный мужчина на отечественной эстраде?..

А.М.: Кстати, Тина, что я хочу сказать. Недавно у тебя в гостях были два человека, которых я очень уважаю. Мне просто приятно, что они есть.

— Кто это? У меня все по два приходят…

А.М.: Это группа "Уматурман". Классные ребята, я просто хочу им передать привет, сказать, что я их очень-очень уважаю, слушаю их музыку постоянно. Я считаю, что это действительно некое явление в нашем шоу-бизнесе. То есть, что касается вообще музыки…

— Правда? А скажи - что в них такого, чего нет в тебе?

А.М.: Нет, смотри… ну, чего нет во мне. Во-первых, мне 50 лет, а им поменьше. Это раз. И я проехал свой путь, а они идут своим путем. Но я хочу сказать, что у вас был очень интересный разговор о том, что… рок-музыка в России, да, вот что это такое. И меня часто спрашивают, и задают вопросы - вот что это? И я, братцы, говорю вам прямо в глаза, всем, кто присутствует сейчас у экранов своих телевизоров, что у нас рок-музыки в ярчайшем её понятии у нас не существует. Есть бардовская песня, переложенная на электрогитары, вот так я скажу Это касается всех. И фестивалей "Нашествие", "Максидром", и всех.

— Подожди, а что такое тогда рок-музыка? А тебя, кстати, что-то не приглашают туда! Ни на "Нашествие", ни на "Максидром"…

А.М.: Я вам скажу… Нет, меня не приглашают по определению, я не могу просто там быть.

Д.Ш.: Ты чего завёлся?

А.М.: Я не завёлся, я просто рассказываю то, что я думаю.

Д.Ш.: Но "Уматурман" - это явно не рок-н-ролл.

А.М.: А об этом речи нет. Это классная, красивая музыка, переложенная на электрогитару. Это здорово.

— Но понимаешь.. вот давай по-другому. Есть радиостанции, которые Маршал любит, которые Маршал слушает, где Маршала по определению быть не может? Есть такие?

А.М.: Есть. "Наше радио". Мне Козырев прямо сказал: "Саня, извини". Я говорю: "Понял".

— А ты никогда не думал о том, что ты можешь вспомнить молодость и записать какую-нибудь песню "в формате"?

А.М.: Ты понимаешь, Тина, в чём дело… Дело всё в том, что с группой "Парк Горького", в тот самый момент, когда вдруг, в одночасье та музыка, которую мы играли, перестала быть модной, и на поверхность поднялись такие группы как "Нирвана", "Перл Джем", "Мотли Крю", и все остальные ушли в тину… Так вот произошла такая вещь, что мы попытались с "Парком" приблизиться к тому, что произошло, писать такие песни, такие, какие были модными - там нестроеные гитары, минимум продакшна, так называемого, вещь такая… У нас ничего не получилось, потому что мы из другой эпохи вообще. И мы… получилось так, что мы всё это выдумываем на ходу. А молодежь, те, которые любят музыку, которая сейчас происходит, они это воспринимают органически, воспринимают нутром.

— Вот я тебе могу сказать, как зритель, наблюдавший за вашей историей. Ты меня тоже поправь - вот мы два зрителя, я и Дима Широков. Вы были парнями, которые уехали в Америку, и которых… впервые, первые русские, которых узнали в Америке, то есть это же неправда, что "Тату" были первыми, кого знали…

А.М.: Да!

— Вот первыми узнали группу "Парк Горького".

А.М.: Но никто не любит говорить о том, что "Парк Горького" был первым, да…

— А потом - люди из "Парка", кто они, где они, как они сумели воспользоваться этим шансом?

Д.Ш.: Ну как, со всеми всё понятно. Александр Маршал, Николай Носков...

А.М.: И что?

— И что, надо ли было, чтобы стать Николаем Носковым или Александром Маршалом, ехать в Америку? Я думаю, они могли не уезжая в Америку, стать ими.

А.М.: Нет, подожди, тут ситуация…

— Я права, или нет, вот ты скажи? Тем Александром Маршалом, которым ты являешься сегодня…

А.М.: Ты права лишь в одном: что нужно ли - было ли - ехать ли?

— Ехать в Америку, для сегодняшнего дня?

А.М.: Но! Ты понимаешь, что всё произошло так, что мы независимые были люди - от нас тогда ничего не зависело. Мы подписали контракт и поехали. То есть ничего не было такого сверхъестественного.

— Ты Америку использовать сумел? Нет!

А.М.: Как, почему нет? "Парк Горького" на сегодняшний день сделал все, что от него зависело: попал в билборд, клип крутился в двадцатке MTV много недель…

— Я видела, я видела MTV своими глазами…

А.М.: А это очень важно, ты понимаешь? Первая русская группа, которая вообще что-то сказала там, вот за океаном. Понимаешь? И - с нами считались. И всё это было. Единственное, что вдруг, когда мы только приехали туда, нам сказали, что вы знаете, через пару лет всё поменяется. Вся музыка, рок-музыка, поменяется. Мы думаем - как поменяется? Куда же денется Бон Джови, куда денется Оззи Озборн?..

— Да, кстати, он прекрасно выглядит! Вот последнюю работу видел - да?

А.М.: Ты не представляешь, чего это ему стоит.

— Серьёзно? Пластические операции?

А.М.: Нет, я имею в виду - чего это стоит…

— Компромиссы и ещё раз компромиссы в музыке?

А.М.: Нужно было уехать в Европу… Ведь было время, когда Бон Джови не был популярен в Америке вообще. То есть он уехал в Европу, и в Европе это всё крутилось, продолжалось, а потом опять вернулся в Америку. И была пара лет, когда он не знал, что делать.

— Последний клип, когда он весь в белом, ты видел?

А.М.: Да…

— Вот я смотрю, просто думаю… Все люди постарели, все - люди как люди, один этот человек выглядит на двадцать пять вот уже последние двадцать лет.

А.М.: Ну, что он выглядит - это…

— Это правильно?

А.М.: Это нормально.

— Артист так должен выглядеть? То есть, ты хочешь выглядеть как Александр Маршал двадцатилетней давности?

А.М.: Что значит - хочешь? Я вынужден так выглядеть.

— Серьёзно… Добрый вечер, здравствуйте, Алло?

Звонок зрителя: Здравствуйте, меня зовут Наталья. У меня вопрос к Александру. Вы знаете, вот жёлтая пресса писала, что Александр развёлся со своей женой. Мне бы хотелось узнать, насколько это правда…

— Спасибо за вопрос.

А.М.: Давайте сразу расставим точки над "и"!

— Не надо сразу обижаться!

А.М. (кусая губы): Нет-нет, я не обижаюсь, подожди секунду, я хочу сказать другое. Вы только что сказали "желтая пресса", ни "красная", ни "зелёная", ни "серо-буро-малиновая" - "жёлтая"…

Д.Ш.: Это опасная пресса!

А.М.: …поэтому у меня нет комментариев на эту тему. Давайте опустим это вообще.

— Ну, ты с женой сейчас.

А.М. (явно недобро): Так, Тина!

— Но ты женат по-прежнему… я замужем, Дмитрий Широков женат…

А.М. (оборачивается к Широкову): Так, что у нас с радиостанцией, я так и не понял, у нас происходит?

Д.Ш.: Группа "Уматурман" - в принципе, это немножечко попсовая, но группа "Пятница"…

А.М.: Я согласен…

Д.Ш. (отвернувшись от Канделаки): …Которая пару лет назад…

А.М. (не обращая внимания на реплики Канделаки): А кстати, получается, что если копнуть глубже, то получается…

Д.Ш.: Боб Марли.

А.М. (пожимает руку Широкову): Совершенно верно. Я с тобой согласен.

— Я не понимаю, как ты в американском шоу-бизнесе мог существовать, если в американском это - составляющая жизни артиста?

А.М.: Что?

— Ну как.. если бы я не знала, что, например, личная жизнь Бон Джови полна очень интересных событий, я бы, наверное, и Бон Джови так не интересовалась. "Аэросмит"!

А.М.: Р-р-р-р…

— А Оззи Озборн! А что делает с Уитни Хьюстон её муж, ты не представляешь!!!

Д.Ш. (заинтересованно): А что они делают?

— Что? Он её бьёт! Всё время! Да!

А.М.: Не может быть такого!

— Но она его любит и всё равно к нему возвращается! Правда!

А.М. (задумчиво): Ну.. и хорошо…

Д.Ш.: Он её бьёт во время секса?

— Нет, ну зачем же так… Это жёлтая пресса, этого никто не знает. Нет-нет-нет, он бил её у всех на глазах…

А.М. (грустно): Девушка милая, как её… Наташа, вы, пожалуйста, читайте между строк жёлтую прессу, и всё будет нормально. Если хотите подробностей, позвоните мне по телефону 223-332.

Д.Ш.: Ты что-то цифры перепутал…

(Широкову): Ну, ты всё равно… Вот как учитель словесности, как я могла бы добиться ответа? Как педагог, да. Ты - журналист, ты педагог, у тебя такое богатое прошлое, что ты меня можешь научить. Вот как я могла бы добиться ответа, если мне это принципиально.

А.М.: Только калёными щипцами.

Д.Ш.: Нереально.

— А если так: "Я замужем. А ты?"

А.М.: В смысле? "Ты комсомолец? - Да! - Давай не расставаться никогда!"

(Широкову): Ты женат?

Д.Ш.: Это вопрос? Да, да, я женат…

— У тебя сын в каком классе?

Д.Ш.: 15 лет - это срок жизни с супругой, а 13 лет сыну. Я сейчас подсчитывал, не могу сказать, в каком он классе. Седьмой-восьмой…

А.М.: Ну, седьмой, восьмой, девятый, где-то так…

Д.Ш.: Знаешь, когда встречаются люди, один такой расстроенный: "Знаешь, - говорит, - сыну 16 лет… - А класс-то какой? - В школу забыли отдать…"

А.М.: Забыли?..

— А какое радио он слушает?

Д.Ш.: Он слушал… У меня сын не слушает радио. Он просто музыку слушает, которую качает из интернета.

— Ты формируешь его вкусы?

Д.Ш.: Да нет, как? Тринадцатилетний мальчик…

— Тринадцатилетний мальчик Александра Маршала слушает?

Д.Ш.: Это было бы ненормально. Вот "Уматурман" для тринадцатилетнего ребёнка было бы нормально, "Тату" и прочее….

А.М.: Ребят, ну я должен заметить, что на моих концертах присутствуют люди, которым и 13 лет, и 50, и, в общем, совершенно разные…

Д.Ш.: Ну, как искусствоведы говорили…

А.М.: А, искусствоведы в штатском?

— Серьёзно, мы для чего про всё это говорили…

Д.Ш.: На самом деле я больше чем уверен, что к Саше на концерты ходят и дети, и взрослые, и.. совсем взрослые люди…

А.М.: ...инопланетяне иногда приходят…

— Это всё к вопросу о чём - ты ведь тоже имеешь детей, у тебя один ребёнок, или двое?

А.М.: Да, двое. У меня есть сын, которому 8 лет, и есть дочь, которой 14.

— Дочь. В Америке.

А.М.: Да.

— Сложно, естественно, говорить о плотном контакте, я правильно понимаю?

А.М.: Нет, он плотен, насколько это возможно по телефону. Недавно она здесь была, я с ней виделся, потрясающая девочка...

— Какую твою песню она может спеть от начала до конца?

А.М.: Все. Она знает все, и, насколько это возможно, мне пела и ту, и эту, пятую и десятую... Самое интересное, что она петь особо не умеет. Она здорово рисует. Она так рисует, что просто… Мы ехали в машине, это было вот полтора месяца назад… Я говорю.. а моя бывшая, значит… э-э… гм… женщина говорит мне - вот знаешь, а она здорово рисует, на - вот взял какое-то меню из ресторана или что-то, мы обедали, потом сели в автомобиль, и она мне прямо шариковой ручкой на нем нарисовала очень красивые вещи. Её хотят взять в Академию художеств, сейчас сдавали… Она меня очень любит, и я её очень люблю. Это, ну… первый ребенок, как бы это... дело такое… К сожалению, она не может приезжать часто сюда. Но я думаю, что если она приедет ещё раз, то она будет со мной, проведёт очень долгое время…

— Слушай, ну смотри как - четырнадцать, восемь.. Сколько тебе сейчас лет?

А.М.: Мне? Сеснадцать.

— Я понимаю, но…

А.М.: 48 мне. Вот прямо на сегодняшний день. Вот сейчас сидим - и вот прям сорок девятый попёр. Пошло…

— Прям реально?

А.М.: Реально…

Д.Ш.: У тебя ж в июне…

А.М.: В июне было 48, а теперь 49-ый…

— Ну так вот, в твоем возрасте - я так наблюдаю по своим знакомым мужчинам - все хотят третьего ребенка...

А.М.: Хочут. Но не получается!

— А хочется?

А.М.: Да, хочется. Я, кстати, хочу… можно, я передам привет всем, кто меня смотрит, моим друзьям…

— Я думала - ты скажешь "всем, кто меня любит, всем моим женщинам…".

А.М.: Нет-нет-нет, не любят - ладно.. Я просто хочу… Саша, я хочу передать тебе персональный привет. Это один человек, который вот сейчас сидит, смотрит, и прямо побежал, налил 50 грамм.

— Да, серьёзно? За твоё здоровье пить?

А.М.: За наше, за наше…

— Ну, тогда давайте дадим слово тем, кто любит Александра Маршала.

Сергей Мазаев: …кроме как в музыке, во всяком случае, и в жизни, потому что это было начало-середина 80-х годов, и мы играли в двух самых модных, наверное, на тот период времени, ресторанах Москвы. В то время, наверное, даже в ресторане у музыкантов была инициатива - то есть мы не шли за толпой, у нас не было стиля работы "что угодно" - как сейчас у всех, а мы говорили всегда "Добро пожаловать!"… И вот мы с Маршалом, можно сказать, стояли у истоков разлохизации нашей страны!

— В эфире программе "Детали". Неожиданное заявление от Сергея Мазаева…

Д.Ш.: Хорошее слово, кстати…

— Да, пионер "разлохизации нашей страны" Александр Маршал сегодня у меня в гостях, и Дмитрий Широков. Опять ресторанный, опять?..

А.М.: Да, ну а что сделаешь - такое было время! Ничего с этим не поделаешь…

— Не знаю, ты открещивался…

А.М.: …на эстраде было работать невозможно, потому что было министерство культуры, которое душило всё настолько…

— Сцены не хватало?

А.М.: Невозможно было работать просто!

— А скажи мне такую вещь… оставим рестораны, вот было такое, что ты выступаешь, ты спел свой блок, а люди не отпускают?

А.М.: Вот сейчас?

— И это платное мероприятие, частное мероприятие, не концерт, это не "Россия", не "Олимпийский", это не стадионы… Это люди, которые там просто отдыхают, небольшая группа.

Д.Ш.: Корпоративная вечеринка!

— Да. И говорят - "Да, ещё, там, энное количество денег - и, Маршал, оставайся!"

А.М.: Да, было такое.

— И ты остался, конечно. За деньги.

А.М.: Конечно. А почему нет?

— А если бы бесплатно?

А.М.: Да щас! Была одна компания, которая свернула гору вообще с места, я не буду говорить, что они сделали… они сделали классную вещь, все - в пользу страны, и так далее, тому подобное. И там очень много денег. И когда я отработал своё положенное время - полный концерт, в огромном зале, с группой, как положено... вдруг ко мне подбегает устроитель и говорит: "Саня, ещё там… энное количество денег... ПошлО?" - "ПошлО, - говорю!" А почему нет, ну почему? Мы живем при капитализме, ёжкин тудик…

— А какую песню?

А.М.: Не песню, а программу - много песен сразу. Потому что программа моя состоит из песен такого более-менее эстрадного направления, рок конкретный, есть шансон, который я играю в более жёстком стиле, нежели он записан на пластинках... Из всего того, что я могу…

— Извини что перебиваю, я поняла, а какую песню Маршала можно слушать не переставая?

Д.Ш.: Меня сейчас спрашиваешь? Мне очень нравится "Невеста"... И мне очень нравятся песни из альбомов "Особый", "Батя"…

— Когда последний раз слушал?

Д.Ш.: Когда последний раз слушал Маршала? Не поверишь - вчера! Но не готовился к передаче.

— Вот эту песню "Невеста", вчера?

Д.Ш.: Просто всё дело в том, что вот эта станция, которая заиграет в октябре в эфире, сейчас каждый день играет у меня в офисе, в моём кабинете. То есть я делаю то, что я должен делать…

— Не может Дмитрий Широков договорить сейчас, потому что у нас реклама, но он сделает это прямо через несколько минут.

 

— Самый плохой ярлык, который я могла бы приклеить, согласитесь - настоящие мужчины. Мы сейчас много говорили о том, что тебе по-прежнему нравятся женщины, и, я так понимаю, даже несмотря на 15-летнюю верность жене…

Д.Ш.: Они же и нравятся…

— То есть никаких соблазнов не было?

А.М.: А… э-э…

Д.Ш.: То есть за линию фронта не перешли…

— Нет-нет-нет, я почему спрашиваю… Ведь сейчас не то что приоритеты, сейчас глупо говорить, что метросексуалы - явление 21-го века, они были всегда…

А.М.: Как ты… метро-что?

(Широкову): Вот, учитель словесности, как правильно выговаривать?

Д.Ш.: Я что-то про метросексуалов впервые…

А.М.: Нет, где ты взяла это?

Д.Ш.: Да, что это такое?

— Знаешь, где я взяла это… Я очень часто в ресторане плачу сама. Я люблю настаивать.

А.М.: То есть метросексуал - это человек, который не платит за себя в ресторане?

— Это знаешь, как? Это мужчина, который может платить с женщиной напополам, это мужчина, который обязательно хорошо должен выглядеть, который на ночь мажет крем на лицо… Ты мажешь на ночь крем на лицо?

А.М. (Широкову): А-а-а… У-у-у… А, кстати, надо попробовать, хоть раз!

— Крем на лицо?

А.М.: В жизни не пробовал!

— Ты артист, ты должен себя беречь…

А.М.: Нет, подожди…

— Крем на лицо!

А.М.: Ну почему крем на лицо, есть ещё места, куда намажешь крем… это полезнее будет…

— Походы к косметологу, походы в солярий, маникюр…

А.М.: …на руки, например…

— Маникюр там, педикюр, всё такое…

А.М. (заинтересованно улыбается): М-м-м, педикюр…

Д.Ш.: Я видел по телевидению репортаж про этих метросексуалов…

А.М.: Которые мажут крем?

— И как?

Д.Ш. (смеётся): …они, гм, очень похожи на противоположную сторону баррикад…

А.М.: Тина, видишь, как, не срастается у нас нифига… Не получается у нас с кремом на лицо. Кстати, интересная штука, что я мажу иногда крем, но мажу на губы, потому что трескаются… Кстати, знаешь хорошую историю? Когда звонок в дверь, человек открывает дверь и там стоит мужчина, говорит: "Вы знаете, по-моему, там вашу жену внизу, в подъезде, насилуют…" А он говорит: "Не смешите, у меня на губе трещинка!"… И вот я тоже мажу… знаешь, когда улыбаешься всё время, раз - и тресь, уй… А потом - у-у-у…

— Нет, ну подожди, тогда упрёки - всё-таки ты был блондином? Это был странный период в твоей жизни…

А.М. (сердито): Знаешь, что тебе скажу, Тина?

— Скажи честно!

А.М.: Вот посмотри на меня, ты видишь, я седой, весь, весь!

— Да, наконец-то, наконец-то!

А.М. (ещё более сердито): Как это - наконец-то? На какой конец-то…

(торжествующе): Ты скрывал, ты скрывал! Это было! Зачем ты скрывал?

А.М.: Я не скрывал, я хотел быть…

Д.Ш.: Казаться!

— Моложе!

А.М.: Моложе…

— Наконец-то ты понял…

А.М.: А оказалось, что это ни к чему, мало того, я тебе скажу, так получилось, что мы с моей… э-э… с моим парикмахером немножко перестарались, честно тебе скажу, и…

— Сожгли волосы?

А.М.: Раз - так, всю голову помыл, в зеркало смотрю, и так: э-э-а-а-а… И она так говорит - "Упс!". И мне пришлось с этим ходить. Но это ладно, а когда…

— Когда ты был блондином?

А.М.: Да, да… А до этого у меня был вообще другой случай, совершенно уникальный, когда…

Д.Ш. (проводя рукой по лысине): Саня, я тебе больше скажу…

А.М.: Волосы были свекольного цвета. Свекольного цвета!

— Ужас!

А.М.: А мало того, это когда была какая-то тусовка в "России", и он мне говорит - "Саня, ты выглядишь - супер!", я ему говорю - "Я никуда не пойду!", он мне - "Да ты что, ты посмотри на себя!"…

— А это был мужчина?

А.М.: Ну конечно, да. "Ты, - говорит, - Здорово!". Я пришёл, представляешь, я туда пришёл, и хотел быстрее уйти, провалиться сквозь землю…

— Ну почему, почему? Ты бы подошёл к Киркорову, взмахнул гривой и сказал "Это сейчас модно!"

А.М.: Мне это не нужно, не нужно на самом деле мне. Ну не нужно. А зачем…

Д.Ш.: А я когда однажды работал на телевизионном канале, детском…

А.М.: Ты и на детском работал? На Муз-ТВ?

Д.Ш.: Да, на Муз-ТВ… Там были ролики, ну, не ролики, а форма рекламной подачи, когда человек в кадре говорит, что ха, то-то-то-то… Звонят, и говорят: "Дмитрий, нужно срочно приехать на эфир, болеет ведущий, надо заменить…". Я приезжаю, а там какой-то из шампуней…

— Замечательный шампунь, я помыл голову - и, да?

Д.Ш.: Выпуск - валялся… Потому что, ну, я ж не могу не проговорить рекламный текст, если его надо проговорить…

 

— Добрый вечер, здравствуйте, алло! Как вас зовут?

Звонок зрителя: Роман, Москва, у меня вопрос к господину с шикарной шевелюрой среди вас, это Дима Широков. Дима, почему вы с телевидения ушли на радиостанцию? Может, там прибыльно, или почему, всё-таки?

— Спасибо за вопрос вам!

Д.Ш.: Спасибо, Роман. Я никогда не уходил с радио. Так сложилось, что просто люди меня узнали в лицо благодаря телевидению, я долго работаю на радио, с 94 года, по-моему, и никогда оттуда не уходил. Просто менялись радиостанции. А телевидение.. ну, был момент, когда нужен был. Я на Mуз-ТВ я проработал почти 6 лет.

— Мне кажется, чувство иронии… Вот не поверишь, я сегодня с утра включаю Муз-ТВ и вижу парня, который зрителю, который дозвонился, говорит: "Послушай, сынок!" И, в принципе, гипотетически я понимаю, что он очень точен… И я сразу как-то вспомнила тебя, вот думаю - Дима Широков молодец, он нашёл в себе силы вовремя уйти! Потому что сегодня фраза "Послушаешь, сынок, на канале Муз-ТВ" - она была бы очень точной.

Д.Ш.: Да просто там как бы уже возраст, и ушли программы, которые я делал - там была программа, куда вот и Саша приходил, "Живая музыка"…

А.М.: Хорошая программа была…

Д.Ш.: …и программа была о старой музыке. То, что мне интересно и то, что интересно тем людям, на которых я, примерно, работаю. Но на возраст. И поэтому когда программы ушли - что мне там делать…

— А о новом? Почему не интересно? То есть ты понимаешь, мне кажется, ты специально… Вот я тебя знаю много лет, и ты держишься в таком вот образе, ты не меняешься. Такой вот человек, который любит старое, он не меняется внешне, понятно, что это не фанат там, Эминема, ни Джастина Тимберлейка, ни Робби Уильямса…

Д.Ш.: Но, кстати, я очень люблю и Эминема, вот остальных - нет, а Эминема мне некоторые треки очень нравятся.

— Серьёзно? Но ты имеешь в виду по понятиям подачи?

Д.Ш.: Я могу объяснить. Я вхожу в число людей, которые работаю в "Проф-Медиа-Радио", та компания, в которой мы все работаем, я имею в виду - "Авторадио", "Энергия"… Я отбираю песни для всех. То есть, я нахожусь там, где находятся ещё 9 человек, и мы отбираем лучшее.

— Ты выбираешь то, что нравится тебе или то, что нравится слушателям?

Д.Ш.: Мы там слушаем просто самые модные треки, те треки, которые мы отдаём, и молодёжь их прекрасно воспринимает. Поэтому нам приходится очень чутко пытаться уловить.

— Модные?

Д.Ш.: Нет, ну как… он модный, именно потому, что это не острая мода, вот прямо сегодняшнего вечера, но он уже известен…

А.М.: Да, мне тоже очень нравится.

— Нет, вот ты - актуальный?

А.М.: Откуда я знаю? У кого…

— Маршал вот актуальный? Спроси вот у Димы Широкова!

Д.Ш.: Конечно!

А.М.: Мы с Тиной вообще актуальные в этой жизни, или нет?

Д.Ш. (неуверенно): Да… А я на вас смотрю время от времени! На Тину я смотрю по ночам… я имею в виду, с половины первого до половины второго…

— То есть я актуальна ночью, извини…

А.М.: А я? По утрам, что ли?

Д.Ш.: А на тебя я смотрю днём…

А.М.: А ночью? Ночью я тоже…

— Нет, подожди, ты лучше за завтраком всё же…

А.М.: Тиночка, моя хорошая, давай как-нибудь не будем об этом говорить, потому что…

— А как ты, кстати, завтракаешь, мне интересно, вот ты читаешь газету, когда кушаешь?

А.М.: Не читаю я газет.

— Серьёзно? Да ладно, взрослый мужик - и газет не читает?

А.М. (Широкову): Да я ж тебе говорю - открыл одну газету, понял, что в остальных… закрыл. И ещё, мне очень нравилось в советское время, вот просто супер… Вообще, Михал Михалыч - вам здоровья и счастья…

Д.Ш.: Респект!

А.М.: Респект.. Как он говорит…

— А какая у него жена красивая, знаешь! Молодая! Я с ним позавчера…

А.М.: Почему ты мне это говоришь? Зачем?

— Да просто вспомнилось… Ну-ну-ну?

А.М.: Мне понравилось, как он говорит: Там у них за стеной праздник. Там их день. А у нас - флаги, музыка… А у нас вопрос - вам не нужны музыканты, всего пять человек? И я вот так частенько, когда гуляет компания какая-то, я говорю - вам не нужны музыканты? Нефтяной кран, например. С ведёрком подошёл - пацаны, можно я, быстро? - Ну, только быстро, и давай отсюда, быстро… Но ведёрка хватит же, правильно?

— Ну подожди, вот мне Валера Сюткин рассказывал, его же любят, кстати, люди, фантастический человек… И как-то - "что только мне не предлагали - всё сам-сам-сам, хотя есть любовь состоятельных людей, которые дают большие возможности". Ты понимаешь, что вот рядом будешь жить, и будешь членом всех дней рождений, мероприятий, свадеб… и везде должен будешь приходить…

А.М.: Похорон, там…

— Да, и в итоге рано или поздно всё равно петь. Вот у тебя такое было? Ты чувствуешь, что, куда ты не придёшь, по-прежнему все ждут - "а сейчас, спой-ка ты нам, дорогой Маршал"?

А.М.: Такое бывает. Но, на самом деле, все реже и реже. Статус уже… Видимо, люди вроде бы, понимают, что неудобно.

— "Не тревожьте"?

А.М.: Да, ну зачем… Сейчас скажем, он обидится, заплачет и уйдёт…

(вкрадчиво): А… Слушай, а скажи мне такую вещь - твоя любимая женская песня, вот девчонки поют молодые, смотришь?

А.М.: Женская? А, сейчас скажу…

— А какая любимая женская группа?

А.М.: Гм.

Д.Ш.: Гм.

А.М.: "Спайс Гёрлз".

— Не-ет, ну этой группы уже не существует…

А.М. (сердито): Что ты хочешь услышать?

— "Тату", может быть?

Д.Ш. (поёт): "Нас не догонят…"

А.М.: "Тату", кстати, неплохо.

— Да, я без… я не хочу… Я же не спрашиваю - нравится ли тебе группа "Блестящие"! К вопросу о телезрителях…

А.М.: Хорошая группа.

Д.Ш.: Хорошие девчонки.

— Ну вот я тебя спрашиваю - есть ли женская песня, которая тебе нравится?

А.М.: Есть.

— Какая?

А.М.: Это не одна песня, их несколько, это песни, которые поёт Алла Борисовна Пугачева.

— Ну, нет, это понятно…

А.М.: Не "нет", а "да"!

— Это очевидно!

А.М.: Как это очевидно? Ну, кто лучше поёт?

— Ну, потому что ты и Алла Борисовна развивались…

А.М.: Нет, не "ты и Алла Борисовна", а она поет лучше всех женщин вот.. на этой части территории, которая сейчас называется Россией.

— Ты любишь её старый репертуар?

А.М.: И старый, и то, что она новое, не всё… но нравится.

— Какой, ну новое, что ты любишь?

А.М.: Значит, не очень, но мне нравятся…

— Что ты помнишь, в караоке ты пел последний раз?

А.М.: Я в караоке не пою…

— Вообще, принципиально? Голос бережёшь?

А.М.: Ну, представляешь… Помнишь анекдот - приходишь, а там станки, станки, станки…

— Ну, почему. Приходишь в караоке, берёшь "Мадам Брошкину", поёшь.

А.М.: Не могу. Мне нравятся вот те песни Аллы Пугачёвой, которые она… когда я, будучи молодым…

Д.Ш.: Маленьким…

А.М.: Маленьким мальчиком… Вот все те песни, которые…

— Это ты сейчас про Аллу Борисовну и про себя, что ты был маленьким мальчиком, когда она пела?

А.М.: Ну, я когда-то был маленьким мальчиком…

— Да ладно, ну ей-то сколько лет?

А.М.: Какая разница, сколько лет…

— А, да, я так подумала…

А.М.: Она до сих пор поёт так, что никто так не поёт.. Так не бывает…

(Широкову): А Алла Борисовна будет на твоем радио, естественно?

Д.Ш.: Ну, а куда ж деваться… да, конечно.

— А скажи мне, пожалуйста, такую вещь - чем ты можешь объяснить тот факт, что нет певца и музыканта в нашей стране, который не сказал бы, хотя бы раз в жизни в любом интервью, что Алла Борисовна - гениальна?

А.М.: Да потому что она гениальна! А как можно не сказать?

— А что, после нее никого нет?

Д.Ш.: Назови… Я имею в виду певицу, потому что мужские голоса, конечно, были, очень мощные, а женские после 70-ых годов (мотает головой)...

— Серьёзно? Нет Земфиры?

А.М.: Нет, на сегодняшний день - это серьёзно, не в укор нашим женщинам, которые поют, но пока Аллу Борисовну никто не перебил…

(Широкову): По-прежнему… А что ты пел в караоке последний раз?

Д.Ш.: Честно сказать?

А.М.: Причём здесь караоке-то, я не пойму?

— Интересно!

А.М.: Не, я эти интересы…

Д.Ш.: Со мной крайне плохо - в караоке некоторые уходят сразу, некоторые… платят деньги, просят не петь. Ну, а вообще - шансон.

— Что именно…

А.М. (поёт): "Воровка никогда не станет прачкой…"

Д.Ш.: Миша Круг…

— А какая именно песня?

Д.Ш.: Многие песни. Серьёзно абсолютно.

— А почему - так близко внутренне?

Д.Ш.: Ну, видимо, просто… голос небогатый… поэтому песни петь…

А.М.: Да ладно - "небогатый", я помню… в Сыктывкаре так всё это красиво получилось, вообще здорово…

 

— Добрый вечер, здравствуйте, алло!

Звонок зрителя: Здравствуйте, у меня вопрос к Саше… Саша, вспомните свой самый хулиганский поступок… И ещё есть одна такая большая просьба: очень хотелось бы, чтобы вы подарили нашим женщинам, особенно 48-летним девушкам, какую-нибудь очень красивую, романтичную песню-балладу… Возможно ли такое? И хотелось бы, что при этом у вас были ваши шикарные длинные волосы… Спасибо.

— Эх, к сожалению, у нас две минуты до конца, но если ты сейчас споёшь балладу для женщин, мы эти две минуты будем слушать.

А.М.: Нет, я балладу.. А как зовут эту девушку.. женщину?

— Она не сказала…

А.М.: Эх, не сказала…

— А ты мог бы балладу посвятить сразу!

А.М.: Нет, давайте… Ну, мне просто это некрасиво, если я сейчас начну тут голосить, горлопанить, вы просто приходите на мой концерт, если увидите, что я в вашем городе, или где-то… Я просто хочу сказать, что… э-э… какой был первый вопрос?

— Ну ладно, ну что ж ты так женщину-то обижаешь… Ну прекрати… Ну она с такой любовью тебе позвонила… Сразу с песней… Как так можно…

Д.Ш.: Только говорит - чтобы волосы были длинные!

А.М.: Первый вопрос какой?

— Твой хулиганский поступок, она спрашивала.. Вот оно и будет, самое последнее хулиганство…

Д.Ш.: Полторы минуточки осталось…

А.М.: Да я быстро скажу - знаете, какой самый хулиганский поступок в моей жизни был?

— Ну?

А.М.: Вот как вы думаете, какой?

— Какой… не знаю…

А.М.: А ты, Дим?

Д.Ш.: Не знаю… Ты в школу пошёл?

— Не знает, но ты песню не сокращай!

А.М.: Нет, я песню не буду петь… У нас нет времени…

— Какой был хулиганский поступок?

А.М.: Самый хулиганский поступок был - это мое первое близкое общение с девушкой, вообще.

(разочарованно): И что это было?

А.М.: Ну это тако-ое было, это было такое!

— Она была старше, младше?

А.М.: Ну, она была чуть-чуть старше, а я играл на танцплощадке тогда.

— Ты пришёл к ней в гости?

А.М.: Я учился.. с седьмого на восьмой класс, летом это было. Это было такое! Я никому не расскажу, что это было! Но это было тако-о-е!!!

— Но вы были трезвы?

А.М.: Конечно.

Д.Ш.: Первый раз, представляешь, ещё и нетрезвые…

— Замечательно. Спой напоследок женщине, она ждёт! Ну спой, пожалуйста!

А.М. (поёт): Для меня нет тебя прекрасней, но ловлю я твой взор напрасно, как виденье, неуловима, каждый день ты проходишь мимо…

— А правда, что связки нужно полоскать коньяком?

А.М. (кивает, продолжая петь): …Как виденье, неуловима, каждый день ты проходишь мимо… А я повторяю вновь и вновь - не умирай любовь, не умирай любовь…

— Сбил меня… Обязательно увидимся с вами завтра, с вами была программа "Детали".

30 августа 2005 года

СТС

← Предыдущая статья

Саша, будь понежнее!

Следующая статья →

Вслух и про себя