Студия мастеринга! Мастеринг в студии Андрея Субботина дистанционно через интернет на Saturday Mastering

Народный сайт Александра Маршала: Хроники полётов

1998 : 1999 : 2000 : 2001 : 2002 : 2003 : 2004 : 2005 : 2006 : 2007 : 2008 : 2009 : 2010 : 2011 : 2012 : 2013 : 2014
Знаешь интересную статью, которой здесь нет? Пиши в гостевую (слева на главной странице) или присылай на почту: site@a-marshal.ru

На чём езжу? Будете смеяться - на "Волге"!

Александр Маршал готовится к первым сольным концертам в Кремле. Волнуется, естественно. Хотя уж ему-то грех жаловаться на творческую судьбу. У Маршала есть опыт, приобретенный по обе стороны океана. Есть известность, шагнувшая за пределы Отечества. Сольная карьера набирает обороты. Многие рок-музыканты мирового класса - его хорошие друзья. Есть семья. И есть творческие планы. Что еще нужно для полного счастья? Может быть, хороший автомобиль?

Александр Маршал готовится к первым сольным концертам в Кремле. Волнуется, естественно. Хотя уж ему-то грех жаловаться на творческую судьбу. У Маршала есть опыт, приобретенный по обе стороны океана. Есть известность, шагнувшая за пределы Отечества. Сольная карьера набирает обороты. Многие рок-музыканты мирового класса - его хорошие друзья. Есть семья. И есть творческие планы. Что еще нужно для полного счастья? Может быть, хороший автомобиль?

"C&M". Александр, на чем ездите?

А. М. Будете смеяться - на "Волге".

"C&M". Вот как?.. Ну и как вам "Волга"?

А. М. Тесновата. И как говорит мой водитель - с ней много проблем. Честно говоря, я просто поражаюсь, почему в стране, которая запускает космические корабли и делает лучшие истребители в мире, не могут создать нормальный автомобиль? Здесь что-то не так. Может быть, должен случиться какой-нибудь катаклизм, чтобы мы стали делать хорошие машины? Впрочем, я могу ездить на всем.

"C&M". Так уж и на всем? Почему же, тем не менее, вы ездите с водителем?

А. М. Во-первых, потому, что могу себе это позволить. А во-вторых... Я бывал во многих больших городах мира, в том числе, в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, и мне казалось, что там ездят по-сумасшедшему. Но так, как у нас, ездят, может быть, только в Индии, где никому дела нет до правил дорожного движения. Вот еду я на концерт или на деловую встречу, мне нужно настроиться, а меня - бац! кто-то подрезал, обматерил. Приезжаю - и никакого настроения...

"C&M". Можете себе позволить - и все-таки ездите на "Волге"...

А. М. На то есть ряд причин... Но как только появится возможность - думаю, на следующий год, - куплю себе "Мерседес". Это та машина, которая мне нравится, и на которой я в свое время много поездил.

"C&M". Ваша машина должна быть...

А. М. ...послушна и заводиться в любой момент. Очень важно, чтобы она не подвела на дороге. А не подвести может только автомобиль хорошей сборки.

"C&M". Есть водители, которых заводской вариант автомобиля почти никогда не устраивает. Вы их понимаете?

А. М. Единственное, что я сразу же менял в своих автомобилях, это колеса. Покупал несерийные, незаводские, дорогие и хорошие колеса. Потому что считаю: колеса - это твоя безопасность.

"C&M". А "внутреннее содержание" своей машины, я так понимаю, вы стараетесь не перегружать?

А. М. Вообще, все зависит от человека, от степени его привередливости. Телевизор, холодильник, музыка - это очень полезные вещи, и я от них никогда не отказываюсь. В Нью-Йорке у нас был свой лимузин, так вот там все было отлично оборудовано.

"C&M". Какое значение вы придаете музыке в машине?

А. М. Когда автомобилей у меня не было, я слушал музыку дома, на магнитофоне, слушал всегда. Потом появилась машина, и все кассеты-диски перекочевали туда. Когда я покупал автомобиль, то первое, что делал в новой машине - убирал динамики из дверей или, наоборот, врезал, если их там не было. В зависимости от того, что мне на тот момент было нужно. Естественно, устанавливал "ломовой" магнитофон, в дальнейшем - CD-чейнджер. И всегда слушал музыку только в автомобиле, дома практически не слушал.

"C&M". Что вы вкладываете в понятие "ломовой магнитофон"? Тот, который имеет сложную начинку, качественный или громко играет?

А. М. Качественный, конечно, качественный. Чтобы частоты были 20-20 и пропускали все, что нужно. Чтобы низы были на хорошем уровне. Для этой цели у меня в багажнике одно время лежал сабвуфер. Хороший звук в машине необходим мне для того, чтобы прослушивать то, что мы только что записали в студии. Я всегда для этого использую автомобиль. Кроме того, стараюсь соблюдать каноны, которые в звукозаписи нельзя обойти. Во-первых, это правильная запись большого барабана. Во-вторых, правильная запись бас-гитары. Если этого нет, то вся фонограмма становится плоской, безликой.

"C&M". Вы согласны, что в машине музыка звучит по-другому?

А. М. Конечно, конечно... Небольшое замкнутое пространство, с одной стороны, легче озвучить, а с другой - оно выдает все недостатки записи.

"C&M". Что обычно слушаете в машине?

А. М. Это зависит от настроения. Люблю инструментальную ненавязчивую красивую музыку, под нее хорошо ехать. Бывает, слушаю какие-то рок-н-ролльные вещи, иногда - классику.

"C&M". Под рок-н-ролл газуете, под классику снижаете скорость?

А. М. Сейчас мой стиль вождения уже практически ни от чего не зависит - все-таки почти 20 лет за рулем. К тому же я стал замечать, что с годами езжу все медленнее и медленнее, в смысле, "по правилам". Всегда останавливаюсь на красный свет и на "стоп". Даже пусть это открытый перекресток, где нет ни милиции, ни машин. Я приучил себя к этому.

"C&M". Был повод?

А. М. У меня был потрясающий педагог. Он здорово водил автомобиль и всегда говорил мне: "Саша, ты видишь, я на красный свет останавливаюсь, и ты всегда останавливайся".

"C&M". Вместе с группой "Парк Горького" вы долго прожили в Америке и поработали в западном шоу-бизнесе. А когда вернулись, многое поменяли в своем творчестве?

А. М. Нет, просто пришлось адаптироваться к тому, что здесь происходит. Только за редким исключением в российском шоу-бизнесе делают серьезные вещи. Я и сам не семи пядей во лбу, у меня тоже далеко не все гладко, но я стараюсь, чтобы это было приемлемо для той публики, которая меня слушает, покупает мои пластинки и ходит на мои концерты. Надеюсь, все это благодаря тому, что я все-таки недалеко ушел от того стиля, в котором работал в "Парке Горького".

"C&M". То, что вы делаете сейчас - все-таки не "Парк Горького, а совсем другая музыка. Вам приходилось слышать от поклонников, коллег, зрителей, что вы уже не тот, которым был в конце 80-х - начале 90-х?

А. М. Я и сам знаю, что я уже не тот. Мне уже за сорок.

"C&M". Дело только в возрасте?

А. М. Для музыканта это очень важно. Я считаю, все, что со мной происходит, закономерно. Попомните мое слово, пройдет время и те же "Руки вверх!" и "Мумий Тролль" будут играть другую музыку. Если они вообще останутся на плаву. А как я могу совсем не меняться? У меня уже виски седые!

"C&M". С кем из своих выдающихся западных коллег вам приходилось общаться в Америке?

А. М. Я лично знаком со многими западными звездами, особенно из рок-н-ролльной тусовки. Оззи Осборн, Бон Джови, команда "Motley Сrue" в полном составе, "Scorpions", "AC/DC". Глен Хьюст, бас-гитарист из "Дип Перпл", - мой хороший друг; он частенько приезжал ко мне в гости с женой, и я к нему ездил, жарили шашлыки, выпивали, разговаривали о том о сем.

"C&M". Трудно было с ними подружиться?

А. М. Они совершенно земные люди, несмотря на то, что очень состоятельные, раскрученные. Я у них многому научился. И теперь, когда мне на гастролях подают не лимузин, а какую-нибудь обыкновенную машину и извиняются, что лимузина не было, я всегда говорю: "Ребята, а почему вы так стыдливо об этом говорите?" "Ну, как, - отвечают мне, - вот тут приезжал один артист, он просто выпил у нас галлон крови из-за того, что не было белого лимузина". А мне и не нужен белый лимузин. Мне лично неудобно ездить на белом лимузине в городе, в котором сидят шахтеры и бьют касками по асфальту, потому что им жрать нечего. Моим друзьям я благодарен за то, что они научили меня быть прежде всего самим собой, человеком, а потом уже звездой, киногероем, секс-символом. Падать-то тяжело. Вот стал ты звездой, выпустил сингл, раскрутили тебя, лимузины тебе подают. А потом, смотришь, нет и нет второго сингла, нет и нет ударной песни. И ты - бах с высоты лимузинов на тот же уровень, на котором находятся все земные люди... Надо быть готовым к этому. Ой, в какие дебри мы с вами забрались...

"C&M". Ваши друзья интересуются вашими успехами здесь?

А. М. Сейчас мы редко общаемся, потому что всех трудно застать на месте. Но вот когда "Скорпионс" в последний раз приезжали в Москву с оркестром на четыре дня, я провел все это время с ними. Когда мы были в Германии на гастролях, они тоже меня встречали. Мы дружим, и это закономерно. На следующий год, если все будет удачно, хочу организовать большой концерт на большой площадке и пригласить на него моих друзей - Глена Хьюза, "Скорпионс", Оззи Осборна, еще кого-нибудь. Сделать это трудно, но вполне реально.

"C&M". Вам сложно было начинать сольную карьеру?

А. М. А никакой сольной карьеры и не было. Все получилось совершенно случайно. Записал одну песню, она всем понравилась, ребята мне говорят - давай запишем пластинку. И так пошло-поехало. Я не рассчитывал, что когда-нибудь здесь начну заниматься своим проектом - петь, записывать пластинки. И вообще все, что я делаю, стараюсь не форсировать. Если мне чего-то хочется, то лучше выжду, потому что знаю точно - все случится, все получится, главное, этого сильно захотеть.

"C&M". Вам легко отвечать на вопрос "О чем ваш новый альбом?"

А. М. О жизни. Вот о нас с вами.

"C&M". Это можно сказать о каждом альбоме, о каждой песне.

А. М. Можно. Но у меня есть альбом о войне, о тюрьме. А новый альбом - просто о жизни.

"C&M". Надеюсь, вам не довелось пережить войну и тюрьму. Как получились такие альбомы? На чьих впечатлениях?

А. М. Слава богу, не удалось побывать ни на войне, ни в тюрьме. Но воевал мой дед, мой директор прошел Афганистан. Альбом о войне - это их впечатления, изложенные в моих песнях.

"C&M". Они говорят - "Попал!"?

А. М. Говорят. Мне это не то чтобы приятно - я просто счастлив!

"C&M". От своих концертов в Кремле вы ждете каких-то особых последствий?

А. М. Самое главное для меня - собрать два зала, 13 и 14 октября.

"C&M". Боитесь?

А. М. Я уже ничего не боюсь. Просто чувствую, что мне это необходимо. Если этого не произойдет, я буду чувствовать себя опустошенным. Значит, что-то делал не так. Все-таки в моем возрасте трудно начинать сначала, после того как мы с "Парком Горького" собирали площадки по 70-100 тысяч человек, и это было для нас привычным.

"C&M". Что еще вас тревожит?

А. М. Сильно переживаю еще за одну вещь - за то, чтобы получилось, как говорят американцы, "петь стройно". Ведь живой концерт всегда подразумевает какие-то сложности. И хотя опыт у меня большой, в этих концертах мне хочется спеть "правильно" как никогда.

1 октября 2001 года

Журнал "Car&Music" #8 2001 г.

← Предыдущая статья

Живет такой Маршал

Следующая статья →

Рецензия на альбом "Белый пепел"